Открыть разделы сайта

Про поток   

Про Карамель говорю: «Она родилась с кистью в зубах». Это и впрямь так: моя старшая начала рисовать раньше, чем ходить. И одно из первых слов у нее было «каски» (краски, да). Куда бы дочка ни шла, куда бы мы ни ехали, в сумочке или в рюкзаке, в кармане куртки или в джинсах у нее всегда с собой маленький блокнотик и чуть погрызенный карандашик. Прекрасно понимаю, что практически каждому родителю творения чада кажутся шедеврами, а в каракулях грезится новый Кандинский. Нет, не строю иллюзий на сей счет. Детская гениальность – тяжкий крест. Поэтому не о художественной ценности Амелиных зарисовок пойдет речь (хотя наброски ее мне, например, безумно нравятся, есть в них что-то трогательное). Сейчас о другом. О том, как дети умеют подключаться к потоку и о том, как важно не перекрыть им его. Не так важно, что она рисует, важно КАК она это делает.
Про поток

Когда она рисует, мир для нее перестает существовать. Вы, несомненно, видели своего ребенка в таком состоянии. И, зуб даю – любовались этим моментом. Ведь да? Конечно, да! Когда ребенок увлечен идеей, когда в его голове есть ему лишь ведомый замысел, который словно нить Ариадны ведет и дитя следует за ним, забывает есть, не слышит окружающего мира, даже дыхание меняется у него…Окликните резко малыша, который что-то создает (башню ли из кубиков строит, ваяет ли проект по техническому моделированию – не суть). Как он на вас посмотрит? Совершенно инопланетно. Он не тут. Он только что был на короткой ноге с Богом самим. Он со-зи-дал. Ведь поймать поток – и есть максимально сократить дистанцию между текущим моментом и вечностью. Задеть струну и услышать отклик Вселенной.
Так важно нащупать у ребенка «творческую страсть» - область, где он будет создавать с упоением. Верю, что она в каждом есть. Мне как маме повезло: Амели нашла свою струну сама. Как-то легко, по наитию, просто стала рисовать. Со мной это было чуть позже: лет в семь-восемь начала писать первые стихи, тексты. Попробуй я спросить дочку, как она рисует, как придумывает сюжеты зарисовок, как держит карандаш, она, вероятно, зависнет и не найдется с ответом. Понимаю. Когда спрашивают, как я пишу – теряюсь до сих пор. Если это и впрямь поток, то тебе сложно сформулировать инструкцию по подключению к нему. Одно знаю точно: нельзя лезть со своими родительскими установками-штампами -клише в область творения. Ах, как часто мы это делаем! На днях, перед сном, расквитавшись с уроками, уже в пижаме, Карамель накидала дивного лисенка. Я, проходя мимо нее, без всякой злой мысли обронила «Красиво! Детка, а тебе не кажется, что надо нарисовать второй глаз?». Ребенок глянул непонимающим взглядом. У нее был ЗАМЫСЕЛ. Чуть позже он стал понятен: зверек подмигивает, выглядывая сбоку, оттого и видать только один глаз. Америки не открою, если скажу, что шаблоны нередко диктуют нам назидательное «Подправь тут! Вот тут не закрашено! Здесь не так! У слонов не бывают треугольных ушей! Почему в доме нет дверей? Космический корабль в форме сердечка?!»
Много позже, став взрослым, человек, разумеется, может и отрефлексировать в себе то, что открывает ему поток, и сможет описать какой-то алгоритм созидания, и научится приманивать свою Музу, подружить ее с трудолюбием, упорством. Но ребенку это неведомо. Еще отведает! А пока он только нашел эту дверцу, и так легко захлопнуть ее если не навсегда, то надолго. Если вы видите, что сейчас ваша детка не здесь, он плывет в чистых водах потока, то тссс…Не спугните. Просто любуйтесь. В мире нет картины прекрасней, чем человек, который творит.

Альбина Батдалова
13-12-2016, 09:53
Просмотров: 219